Д. С. Худяков ПУТЕШЕСТВИЕ ПО БЕРЕГАМ МОРЕЙ, КОТОРЫХ НИКТО НИКОГДА НЕ ВИДЕЛ. - ЧАСТЬ2 - ПРОДОЛЖЕНИЕ-8

Автор: Дмитрий Сергеевич Худяков

Дата: 2015-05-04

                                                                                        ОПЯТЬ КАМНИ-ПУТЕШЕСТВЕННИКИ?

Есть на ниве камень,
Вековой гранит.
Сглодан лишаями.
Ливнями омыт…

Петер Силе

Река Медведица. Село Лопуховка на правом ее берегу. Поднимемся на пологую возвышенность, что лежит юго-восточнее, сразу за околицей. Никаких оврагов с крутыми берегами здесь нет, карьеров и котлованов тоже. Только вспаханное поле. Но оно-то нам и нужно. Пройдем по его краю, внимательно глядя под ноги.

…Камень! Зеленоватый валунчик… Вот еще — серый!.. Вот — красноватый с темными крапинками!.. Вот — желтоватый, полупрозрачный!.. Вот — ноздреватый, с остатками кораллов и отпечатками раковин плеченогих, явно карбонового облика!..

Камней на краю поля много. Больше мелких, но есть и с крупную тыкву. И у всех оббиты или источены края, сглажены, а местами поцарапаны бока. Ну, конечно же, это опять камни-путешественники, очень похожие на те, что мы видели на северо-востоке области. Только прежние наши знакомые прибыли, как ты помнишь, примерно 250 миллионов лет тому назад с Уральских гор, подталкиваемые бурными потоками, возникавшими время от времени в Красной Пермской пустыне. А эти добрались сюда значительно позже, совсем из других мест и на другом «транспорте».

Восточнее Медведицы мы таких камней не найдем. Зато чем дальше на запад, тем их больше. Овраги, выходящие к Хопру, например, вскрывают порой целые слои валунов и валунчиков, лежащих в бурой, красноватой и желтой глине. Кое-где прямо на поверхности земли видны россыпи этих потрепанных дальней дорогой кусков горных пород. Встречаются они и по всем районам Русской равнины, лежащим северо-западнее нашей области.

Исследуя эти камни, русские ученые еще в XVIII веке сделали удивительное открытие: состоят валуны не из местных пород, а из тех, что слагают далекие Скандинавские горы и скальные гряды Финляндии и Карелии. Тогда же академик В. М. Севергин высказал смелое предположение, не сразу нашедшее понимание у современников: валуны доставлены на Русскую равнину ледниками. Позже, однако, эта гипотеза была блестяще подтверждена.

А уже в наше время, в конце 40-х годов, саратовский геолог В. С. Вышемироний проделал следующее. На западе нашей области и в соседней — Пензенской — в 55 разных местах он собрал 266 наиболее типичных валунов и подробно исследовал их состав. Оказалось, красные камни-путешественники состоят из гранитов, выходящих на поверхность земли в Финляндии. Оттуда же родом и зеленоватые, представляющие собой куски изверженных когда-то глубинных пород. Полупрозрачные камни из кварцита и серые из кремнистого сланца — с берегов Сегозера, что в Центральной Карелии. Красноватые песчаниковые — из слоев, выходящих около Онежского озера. Кремни и куски ноздреватого окремнелого известняка с остатками плеченогих, кораллов, фораминифер — из Подмосковья. А состоящие из зеленоватого глауконитового песчаника — уже наши, саратовские, из западных районов области.

Получается, что начавший свой путь с далеких Скандинавских гор древний ледник вел себя как заправский турист, в каждой местности, где он проходил, прихватывал что-то «на память». А в конце «похода», тая, собрал в одном месте все свои «сувениры», как бы составив «отчет» о проделанном путешествии.

На самом деле, соединив одной линией все названные выше районы, можно увидеть, что ледник когда-то полз через Финляндию, Карелию, потом, взяв чуть к востоку, по Подмосковью и наконец добрался до западной части саратовской земли, проделав путь в 2,5 тысячи километров.

Вот и получается, что на поле около Лопуховки и во многих других местах западнее реки Медведицы находятся коллекции минералов и горных пород, собранных льдом на северо-западе нашей страны и за ее пределами. Но почему это в четвертичном периоде на Скандинавских горах появились ледники и поползли оттуда на юг?

Помнишь, в слоях, оставленных Акчагыльским морем около Березняков, мы видели остатки хвои? И подумали тогда, что в конце неогена в наших краях началось похолодание? Так вот, с того времени климат стал более суровым не только на Русской равнине. Установлено, что 3–4 миллиона лет тому назад появились ледяные шапки на полюсах планеты, на высоких горах, плавающие льды в северных морях. Почему это случилось, пока неясно, но холода с тех пор волна за волной стали вторгаться в страны, до того бывшие очень долгое время теплыми. Накапливаясь на возвышенных участках суши, снега постепенно начали превращаться в лед. Одним из центров оледенения в Северном полушарии стала Скандинавия, откуда ледники двинулись на Европу…

                                                                     У КРАЯ ВЕЛИКОГО ЛЕДНИКА

…То я блуждал по пескам жарче горячей золы.
То по стране, где зимой мрамора тверже ручей…

Норис Хисроц

200 тысяч лет тому назад западная часть саратовской земли оказалась покрытой слоем льда, толщина которого там, где сейчас стоят Балашов, Романовка, Турки, Ртищеве, достигала, вероятно, двух километров. Далее к востоку тело ледника делалось более тонким, и где-то около нынешней Медведицы он кончался. Там мчались многочисленные потоки талой воды, голубели озера, подпруженные грядами песка, глины, валунов. Продвинуться восточнее пришельцу из Скандинавии помешала Приволжская возвышенность. Как бы в отместку за это ледник сковал все на ней своим холодным дыханием.

Едва ли в то время в нашем Правобережье могли быть какие-то леса. Разве что по берегам речек тянулись ленточками прозрачные перелески из чахлых елей да низкорослых ив и берез. Зимой все тут укрывал снег. В общем-то, и летом он не везде исчезал, затаиваясь на северных склонах холмов. Даже в самое теплое время года здесь, надо думать, оттаивал только самый верхний слой земли, покрываясь ненадолго зеленой травой.

Под прикрытием Приволжских гор, восточнее их, текла Волга. Еще дальше к востоку, до хребтов Общего Сырта, тянулась рассеченная неторопливыми речками степь. Земля и тут тогда, вероятно, оттаивала летом только с поверхности, так как граница вечной мерзлоты проходила в то время значительно южнее нашей области, почти у берегов Черного и Каспийского морей.

Итак, 200 тысяч лет тому назад наши края как бы оказались у края Арктики. Однако безжизненными они не были. Вдоль речек и по степным участкам бродили стада мамонтов, шерстистых носорогов, овцебыков. Густая шерсть защищала их от холода, а пищу, мерзлую траву, мох, побеги низкорослых деревьев они умели добывать и из-под снега, как это делают обитатели современной тундры.

Жили у края ледников и лисы с волками, и хищники покрупнее: медведи, леопарды и даже пещерные львы. Вероятно, в это время в наших краях были уже и люди, добывавшие себе пропитание охотой и рыбной ловлей.

Ледники за последние 1–2 миллиона лет неоднократно вторгались в различные районы планеты. Были моменты, когда 27 процентов материков находились в их власти. И не случайно, что последний период истории Земли нередко называют еще и ледниковым…

На Русскую равнину льды приходили несколько раз. Специалисты различают следующие оледенения: Ярославское (700 тысяч лет тому назад), Окское (500 тысяч), Днепровское (200 тысяч), Валдайское (с 62 до 10 тысяч лет тому назад). Самым большим было Днепровское, которое еще называют Великим. Один из языков ледника тогда спустился по долине Днепра до нынешнего Запорожья, а другой вдоль Дона до параллели Волгограда.

Вот он-то и вторгся своим боком в наши края.

Однако и в те годы, когда ледники захватывали только северо-западный угол Русской равнины и не доходили до саратовской земли, у нас становилось заметно прохладнее. Саванну, лесные островки которой составляли дубы, грабы, буки, сменяла лесостепь с еловыми, березовыми, сосновыми перелесками. Вместо слонов и носорогов появлялись их более хладостойкие родственники — мамонты и шерстистые носороги. На смену быкам, верблюдам и лошадям приходили стада северных оленей. И только волки, лисы, зайцы и мелкие грызуны вроде бы чувствовали себя одинаково и в саваннах и в лесостепях. А затем наступало очередное потепление. Ледники отступали. Снова у нас появлялись теплолюбивые растения и животные. Около 150 тысяч лет тому назад начал усиленно таять и Великий ледник. Вот тогда-то и произошло интересное событие из числа тех, которые, вероятно, сопровождали каждое отступление льдов…

                                                               СЛЕДЫ «ВЕЛИКОГО ПОТОПА»

…И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков…
Ибо раскаялся я, что создал их…
И лился на землю дождь сорок дней и сорок ночей…
И усилилась вода на земле чрезвычайно, так что покрылись все высокие горы, какие есть.

Библия

В 1823 году английский геолог Бакленд предложил для части страниц последней главы Каменной книги название — Дилювиальная толща. Дилювий — в переводе — «образовавшийся во время потопа».

Обосновал свое предложение ученый так: верхние слои земной коры во многих местах состоят из речных наносов — песков, глин, гравия. Образоваться они могли только при каких-то гигантских разливах пресных вод, охвативших когда-то всю планету.

Получалось, что геологические документы новейшей истории Земли как бы подтверждали библейскую легенду о Всемирном потопе, который бог учинил несколько тысяч лет тому назад, чтоб наказать людей за их прегрешения. Предложение Бакленда нашло сторонников. Библия в начале прошлого века для многих, даже крупных ученых, была непререкаемым авторитетом. Однако позже выяснилось, что и тут бог, как говорится, ни при чем. Потопы в четвертичном периоде действительно имели место, но всю планету одновременно они никогда не охватывали, и виновниками их чаще всего были те же ледники.

Отступая при очередных потеплениях, они переполняли реки талой водой, и те, разливаясь, затопляли низины, заполняя постепенно их своими наносами. Моря, получая воду, находившуюся до этого в ледниках, повышали свой уровень и вторгались на сушу, заливая прибрежные равнины. И длились такие «потопы», надо заметить, не по году, как написано в Библии, а сотнями и тысячами лет, пока не кончались запасы льда или не наступало очередное похолодание.

Случались подобные события и в наших краях… Село Подгорное. Часть его домов действительно стоит под горой на левом берегу речки Терешки. А вот другая — на круче, сложенной слоями песков и прослойками глин. Нередко в них находятся раковины пресноводных моллюсков и кости древних млекопитающих. Эта толща — след одного из «потопов», случившихся в наших краях около 150 тысяч лет тому назад.

Именно тогда талые воды с восточного края отступающего Великого ледника стали в огромных количествах вливаться в Волгу, а по ней— в Хазарское море, как принято называть Каспийский бассейн времен Великого оледенения. Уровень моря начал повышаться, и, двинувшись на север, оно подпрудило полноводную реку. Та вышла из берегов и залила часть Заволжья. 50 километров — вот какой была ширина нашей главной реки в то время.

Замедлив бег, Волга стала сбрасывать на дно своих бесчисленных рукавов и проток груз песка, глины, гравия, принесенный сверху. Не отстали от главной реки и ее притоки. Так, Терешка, разлившись, наметала в своих низовьях, там, где сейчас стоит Подгорное, толщу наносов мощностью в 25 метров. В ней оказались захороненными остатки моллюсков, живших тогда на дне реки, и части скелетов зверей, погибших на ее берегах, а может быть, и в водах, при неудачных переправах или внезапных разливах.

Следы больших и малых «потопов», возникавших при разливах рек в дилювиальном периоде, можно видеть еще во многих местах у нас в области. Так, на правом берегу Волги, между Хмелевкой и Красным Текстильщиком, на высоте примерно в 50 метров от уровня воды, можно увидеть серовато-желтую толщу песков, расчерченную четкими прослойками гравия. Хорошо заметны такие же пачки «страниц», «написанных» Волгой около 150 тысяч лет тому назад, и около Ахмата, Пудовкина, Мордового.

И везде, как и на Терешке, в речных наносах этого времени встречаются остатки животных, обитавших в наших краях в конце Великого оледенения. Бивни, зубы, кости мамонтов, части скелетов шерстистых носорогов, еще не ушедших тогда на север вслед за отступавшим ледником. Рога и черепа быков, кости и зубы лошадей, уже вернувшихся с юга. В это время холодная тундра постепенно сменялась на саратовской земле лесостепью…

                                                                               ЛЕСТНИЦА ГИГАНТОВ

Мы истину ищем.
Мы ищем ответы!
Но сами ответы
Звучат, как вопросы…

Р. Рождественский

События, происходившие в наших краях за последний миллион лет, Волга и ее притоки отобразили и еще одним очень оригинальным способом…

Ты не обращал внимания на то, что берега рек поднимаются от воды не равномерно, а как бы ступеньками? Иногда не очень высокими и расположенными близко одна от другой, но бывает, что они образуют «лестницу гигантов», где каждый уступ достигает десятков метров, а отстоят они на километры друг от друга.

Вот, скажем, у Волги на ее левом берегу ниже города Энгельса, рядом с селом Узморье, первая ступенька эта та, до которой при сильном западном ветре докатываются волны Волгоградского водохранилища. На ней стоят дома Узморья, Смеловки, Подгорного. Вторая находится уже в 2 километрах от берега, она повыше. Третья — еще дальше, а четвертую надо искать в 20–25 километрах к востоку.

Объяснить происхождение этой «лестницы» можно так…

Около 500 тысяч лет тому назад, когда на Русскую равнину с северо-запада сполз Окский ледник, а с юга к ней придвинулось Бакинское море (так называют Каспийский бассейн времен Окского оледенения), Волга текла километров на 30–40 восточнее нынешнего. Вода с ледника и подпор моря заставили реку разлиться и нагромоздить толщу наносов. Затем льды отступили на север, а соленые воды стали отходить на юг. Пытаясь не отстать от моря, река побежала быстрее и врезалась в свои же наносы, проделав себе новое русло уже западнее, так как все реки Северного полушария, за счет вращения Земли, постепенно смещаются вправо. Край этого русла образовал самую высокую и древнюю ступеньку.

Затем, около 200 тысяч лет тому назад, как ты уже знаешь, пришел Днепровский, или Великий, ледник, а с юга придвинулось Хазарское море. Снова разлившаяся Волга завалила своими наносами русло, как бы подготовив площадку для очередной ступеньки, или, как принято говорить, террасы. С отходам ледника и моря река опять углубилась в пески, глины, гравий, прорыв себе новый путь, расположенный опять, естественно, западнее. И сделала вторую ступеньку.

Позже подобное повторялось еще два раза. Третья и четвертая ступеньки — память о двух наступлениях Валдайского ледника и вторжении Хвалынского моря, событиях, имевших место в промежуток времени с 62 до 10,5 тысячи лет тому назад.

Каждая ступенька-терраса несет массу информации. Так, момент намыва самого высокого ее слоя должен указывать точную дату, когда очередной ледник растаял, а море, подпружавшее реку, начало отходить.

Глубина, на которую река затем врезала свое русло в наносы, прямое указание на то, как далеко потом ушли соленые воды.

Ширина новой речной долины — ответ на вопрос, сколько времени прошло до таяния нового ледника и очередного вторжения моря.

Слои песка, глины, гравия, из которых сложена каждая терраса, — это богатейший «архив», в котором должны храниться сведения о том, как вел себя соответствующий ледник и что делало море, о засухах и затяжных дождях, о деревьях и травах, о зверях и других животных того времени, когда накапливались наносы.

Как все, казалось бы, ясно и просто!

Но почему же тогда на научных конференциях, ученых советах, на страницах книг и журналов продолжаются бурные споры о том, что и в какой последовательности происходило на Русской равнине и в наших краях за последние 1–2 миллиона лет? Почему до сих пор не выяснено, шли моря при их вторжениях навстречу ледникам или эти две «грозные армии» поочередно догоняли друг друга? Почему в своих трудах ученые по-разному называют береговые ступеньки, относя их к разным оледенениям или вторжениям морей?

Попытаюсь пояснить…

Мы с тобой, капитан, разгадывая происхождение террас, намеренно упростили задачу, посчитав, что ходом событий управляли только ледники. Очередной из них начинал таять, вода переполняла море, то подпружало реку, она громоздила наносы. Затем ледник отступал, а стало быть, и море отходило — река пробивала новую дорогу….

На самом же деле ход событий в прошлом был, вероятно, более сложным.

Ну, скажем, движение соленых вод на сушу могло вызвать еще и длительные похолодания, при которых сокращалось испарение воды с поверхности водоема, а следовательно — повышался ее уровень… Двигать на сушу Каспий мог и океан, с которым этот бассейн нет-нет да и соединялся проливами через Черное море… Двигаться на север моря могли и потому, что наползавшие ледники своей огромной массой способны были пригибать земную поверхность… Ну, и конечно же, поведением морей в четвертичном периоде продолжали «командовать» и внутренние силы земли, которые тогда отнюдь не дремали. Полагают, что за этот этап истории Кавказский хребет, например, вырос на целый километр. И это не могло не отразиться на уровне вод лежавшего неподалеку Каспийского моря. А ведь не оставалась спокойной поверхность земли и в наших краях.

Вот и думай теперь, что же «записано» Волгой в ее террасах, кроме истории «ледниковых походов»? Изменения климата? Эхо событий в океане? Отзвуки роста Кавказского хребта? Проседания Прикаспийской низины? Движения земной коры в юго-восточной части Русской платформы?..

Чтоб понять главную тайну образования «лестницы» волжских берегов, мы с тобой, капитан, в уравнении со многими неизвестными оставили одно и поэтому решили задачу довольно легко, но очень приблизительно. Для нас пока этого достаточно. А вот ученым нужен более точный ответ. Они пытаются связать воедино различные события четвертичного периода. Дело это, как ты теперь, надеюсь, понял, далеко не простое. Вот и не утихают поэтому научные споры, неизбежные на пути к познанию истины…

                                                                      САМОЕ ПОСЛЕДНЕЕ МОРЕ

Волна шумит, морская птица стонет…
Минувшее повеяло мне в душу…

Генрих Гейне

Районный центр, город Новоузенск, остался позади. Мы едем почти точно на восток, по дороге, ведущей в село Пограничное. Вокруг — абсолютно ровная степь, но слева у горизонта появилась какая-то неясная серая полоска. Сворачиваем к ней и вскоре оказываемся около довольно высокого уступа, на глаз примерно метров в 10–12. И вправо и влево он тянется до самого горизонта. Поднимаемся на него…

На севере за перегибом склона почти такая же без конца и края равнина, а на юге, откуда мы только что приехали… «море»! Гладкая поверхность земли, окутанная полупрозрачной дымкой, удивительно похожа на водный простор. Уступ, на котором мы стоим, — на обрыв берега. Не хватает только плеска волн, запаха морских трав и криков чаек…

Всего 40 тысяч лет тому назад все это тут было. Мы с тобой, капитан, действительно стоим на берегу моря. Последнего из тех, что когда-либо приходили в наши края.

… Почти весь четвертичный период главные «летописцы» истории, моря, то подходили к нашим южным границам, то снова отступали назад. А о событиях этого времени «писали» другие, второстепенные «хроникеры». Некоторых ты теперь знаешь: ледник, реки. Но были и другие.

При желании под склонами любой возвышенности, в каждой низине можно легко обнаружить «заметки», оставленные дождями и снегами. Это — слои суглинков, состоящих из частичек породы — песчаных, глиняных, известковых, принесенных сюда дождевыми и талыми водами.

В нижних частях береговых обрывов заволжских речек иногда видны слои серых с зеленоватым и синеватым оттенком глин. Это — «страницы», оставленные болотами. В них часто встречаются раковины пресноводных моллюсков, остатки рыб, ветки и листья растений, а порой и кости зверей.

В стенках оврагов нередко можно заметить пласты светлой, серовато-желтоватой породы, состоящей из очень мелких пылевидных частичек и не разделяющейся на слои. Это — лесс и лессовидный суглинок. Накапливался он при активном участии еще одного «хроникера» — ветра. Проносясь над грудами песков и глин, оставленных ледниками, над наносами обмелевших в засуху рек, он поднимал в воздух тучи пыли и уносил их за десятки и сотни километров. Оседая, пылинки постепенно сложили лессовые «страницы» четвертичной истории.

По краю Приволжской возвышенности, у сел Гремячка. Лох, у Базарного Карабулака и в других местах можно увидеть углубления в форме полуцирков (их иногда называют карами или кресловинами), имеющих порой сотни метров в диаметре. Это оставили о себе память небольшие леднички, возникавшие там во время длительных похолоданий, когда снег летом не успевал стаивать и превращался постепенно в лед.

Вечная мерзлота, подолгу державшая в ледяном плену поверхность земли, тоже оставила немало «заметок» на последних страницах Каменной книги нашего края. Местами она смяла их в гармошку, а кое-где даже разорвала на части. Увидеть такое можно хотя бы на левом берегу Волги у села Скатовка. Там морозобойные трещины представляются клиньями темной породы, как бы вбитыми сверху в светлые суглинки.

И только в самом конце четвертичного периода, всего около 70 тысяч лет тому назад, в пределы саратовской земли опять пришло море. Поднявшись вдоль Волги почти до Куйбышева, воды его вошли в долины волжских притоков, образовав обширный разветвленный залив причудливой формы. Они также залили юго-восточную оконечность области и вклинились в сушу еще в двух местах — по Большому и Малому Узеням.

Превратив значительную часть нашего Заволжья в лиманы и болота, это море не смогло, однако, как и Акчагыльское с Апшеронским, проникнуть в Правобережье дальше низовьев Терешки, Курдюма и устьев больших оврагов, выходивших к Волге, хотя воды его поднимались почти на 50 метров над поверхностью реки и, к примеру, на месте нынешнего Саратова стояли вровень с современной улицей Чернышевского.

Геологи называют это море Хвалынским. По имени древнего племени хвалиосов, которые когда-то, уже в историческое время, обитали на берегах Каспия.

Покидая наши края, последний древний бассейн оставил после себя, разумеется, не только береговой обрыв и равнину. Во многих местах, где когда-то катились его волны, сохранились и «написанные им сочинения». На нагарном берегу Волги они встречаются реже. Вскоре после ухода моря, врезаясь в его отложения и сдвигаясь, как положено, к западу, река уничтожила значительную часть находившейся здесь хвалынской «летописи». Отдельные фрагменты ее остались в устьях речек и оврагов. А вот в Левобережье пески и глины, оставленные морем, сохранились лучше. Они образуют хорошо заметную террасу, на которой стоят города Энгельс, Маркс, Балаково, Пугачев и десятки заволжских сел.

В нижней части оврагов, прорезающих террасу, можно увидеть зеленовато-серые глины, рассказывающие о начале вторжения, когда Волга и ее притоки стали озерами. Выше лежат тоже глины, но совсем другого цвета — коричневого, или, как часто говорят, шоколадного. В них раковины каспийских моллюсков. Это свидетельство превращения наших рек в лиманы, где смешивались пресные воды с солоноватыми. Еще выше — серые супеси, повествующие о том, что лиманы стали морскими заливами.

Около 40 тысяч лет тому назад море ушло на юг. И, как считают многие специалисты, поспешно. Исчезло, оставив нам очередную загадку. Точного ответа на нее пока не найдено, но считается, что причинами «бегства» моря могли быть и сильные засухи, и поднятия земной коры, и прорыв его вод через открывшийся вдруг в Черное море Манычакий пролив.

Вот так кончается история Хвалынского моря, последнего из тех, что приходили в прошлом в наши края. И четвертичный период мы могли бы назвать еще «временем последнего моря». Однако есть поводы дать этому этапу в наших краях и другие названия…

                                                                                  ВРЕМЯ ВОЛГИ

Реки несут на своих волнах и историю, и жизнь народов…
Жан Жак — Элизе Реклю. Земля и люди

С палубы нашего «корабля» мы видели много древних рек, в разные эпохи протекавших по саратовской земле. Присматриваясь к каждой, не раз задавались вопросом, не Волга ли это? Но перед нами оказывались то Подмосковная, то — просто безымянная, выносившая в одно из древних морей песок и стволы деревьев, то — безвестный поток, помогавший камням путешествовать по пустыне. И только добравшись до четвертичного периода, мы увидели Волгу…

Так что же, начало третьего периода кайнозойской эры и есть время появления нашей главной реки?

И — да, и — нет…

Чтоб ответить на этот вопрос, нам надо сначала выяснить, какой момент принято считать «первым словом» в биографии любой реки.

Профессор Г. В. Обедиентова, один из ведущих специалистов страны по палеогидрологии, а проще — по древним рекам и водоемам, в одной из своих книг объясняет: реки не возникали на Земле сразу, в готовом виде, целиком от истоков до устья. Отдельные их части обозначались в разное время. И рождением реки надо считать первое появление какой-то ее нынешней части: истока, притока, отдельных участков течения…

Вот теперь и давай оглянемся на века и периоды, оставшиеся «за кормой», и попытаемся заметить момент рождения Волги, а заодно проследить основные вехи ее биографии…

400 миллионов лет тому назад. Начало девонского периода. Возвышенности расположены на востоке Русской платформы, низины и моря — на западе. Естественно, что раки тогда могли течь в основном только с востока на запад. И напрасно было бы среди этих потоков, «бегущих наоборот», искать предвестников будущей Волги.

350 миллионов… Начало карбона. На платформе произошли серьезные изменения. Теперь западная часть ее поверхности поднялась, а восточная опустилась и стала обширным океанским заливом. Стало быть, и реки, появившиеся тогда, должны были течь с запада на восток. Геологи нашли в недрах земли следы древних русел этих водных артерий. Одно пролегало примерло там, где сегодня течет Угра, другое — где бежит Москва-река, третье — в районе низовий современной Камы. А ведь все эти три реки — нынешние притоки Волги! И если они появились примерно 350 миллионов лет тому назад, то можно считать — именно тогда родилась и главная наша река…

260… Середина пермского периода. Вблизи восточной окраины Русской платформы на месте океанского залива поднялись Уральские годы. Среди речек, побежавших с них на запад, можно было бы тоже найти такие, что стали потом левыми притоками Волги. А на юго-востоке произошло еще одно очень важное событие: там образовалась Прикаспийская низина. Итак, у будущей Волги имеются уже истоки, часть притоков, и предполагаемое место устья, но самой реки еще не существует, всю восточную половину платформы занимает гигантское море-озеро. Не появилась Волга ив конце периода, когда место огромного водоема заняла обширная пустыня. Все реки, начинавшиеся и на Урале, и на западе, и на севере платформы, вероятно, терялись в горячих песках и россыпях камней, не доходя до южного моря…

230… Середина триаса. Большая часть платформы покрыта «туманом неизвестности». Мы можем только догадываться, что климат стал много влажнее, что на юго-восток к Каспийской низине потянулись многочисленные реки, что среди них вполне могла быть какая-то, очень похожая на будущую Волгу. Но это — только догадки…

180… Середина юры. И опять мы ничего не знаем о Волге! На сто с лишним миллионов лет большей частью платформы овладели моря. Конечно, когда какие-то из них на время отступали, реки появлялись. Но, вернувшись, соленая вода смывала следы, оставленные пресной.

65… Начало кайнозойской эры и палеогена. Моря отступают на юг. Снова четко обозначились верховья Волги. От рек, текущих на север, ее истоки отгородила цепочка возвышенностей-увалов.

30… Конец палеогена. Моря уходят все дальше. И вот уже потянулась вслед за ними река, которая станет средней частью Волги. Однако течет она западнее, там, где сейчас находится Приволжская возвышенность. В палеогене этих гор еще не было, их место занимала ложбина, которой и воспользовалась большая река, выбирая более легкий путь.

20… И опять — перемены! Будущая Волга сменила маршрут и течет в Каспий теперь на 200–300 километров восточнее, по линии, где в наши дни стоят Куйбышев, Пугачев, Ершов. Ее отодвинула молодая Приволжская возвышенность, поднявшаяся там, где до этого была ложбина.

5… Вторая часть неогена — плиоцен. Каспий ушел так далеко на юг, что будущая Волга, догоняя его, протянулась до параллели нынешнего Баку. 4500 километров! Такой длиной она никогда не была за всю свою историю! Именно в это время, став бурным потоком, великая река прорезала в наших краях грандиозный каньон, глубиной в 500 метров.

2,5… Конец плиоцена. А вот теперь наша главная река — очень короткая. По ее долине на 1700 километров поднялось Акчагыльское море, превратив нижнее и среднее течение Волги в морской залив.

2,0… Акчагыльское море ушло. Схлынули воды и следующего — Апшеронского. Пробиваясь через толщи морских песков и глин, Волга передвинула свое русло на запад, к краю Приволжской возвышенности, почти туда, где она течет в наше время. В верховьях она «отобрала» у Дона Оку и стала очень похожей на нынешнюю. Однако ненадолго…

0,2 миллиона лет тому назад… Можешь ли ты такое себе представить? Нижняя и средняя часть у реки есть, а верховьев… нет! А так было, когда на Русскую платформу вторгся Великий ледник. Он придавил своей массой правые притоки Волги, и в ее долину хлынули талые воды. В это же время снизу реку, вероятно, подрезало Хазарское море.

0,04 миллиона лет тому назад… Вот когда Волга приняла свой нынешний вид! Ушло Хвалынском море, и, пробив новое русло в его отложениях, река потекла по пути, где течет и сейчас.

Итак, подведем итоги?

Родилась Волга около 350 миллионов лет тому назад. Соединила вместе все свои части примерно 30 миллионов лет тому назад, приобрела современные черты около 1–2 миллионов, а стала такой, как сегодня, примерно 0,04 миллиона, или 40 тысяч, лег тому назад…

                                                                                                         ВРЕМЯ ЛЮДЕЙ

Человек всегда был и будет
самым любопытным явлением для человека.

В. Г. Белинский

В 1922 году академик А.П. Павлов предложил для последнего этапа истории всей планеты еще одно название — антропоген («антропос» — «человек», «генос» — «происхождение»). Известный ученый хотел подчеркнуть, что одним из важнейших событий этого времени было появление на Земле людей.

Наши прямые предки, по современным представлениям, возникли в Восточной Африке около 2 миллионов, а по другим данным, — даже 3–4 миллиона лет тому назад. Это были существа, не только ходившие на двух ногах, но и умевшие изготавливать из камня некоторые простейшие орудия. Постепенно потомки первых людей расселились по многим районам Африки, Южной Азии, проникли в Южную и Западную Европу. Считают, что около 350 тысяч лет тому назад первобытные люди, преодолев хребты Кавказа и Копетдага, пришли в южную часть Русской равнины. Примерно в это же время они могли проникнуть сюда и из Юго-Западной Европы.

Следы этих людей в наших краях пока не обнаружены, первым упоминанием о человеке на саратовской земле, вероятно, надо считать находку, которую сейчас увидим.

…Хвалынск. Краеведческий музей. Одна из комнат на втором этаже. Сколько же тут собрано интересных камней и окаменелостей! Но особое впечатление, конечно, производит обширная коллекция окаменевших остатков зверей, живших в четвертичном периоде…

Вот — часть скелета мамонта… Бот — черепа носорогов… Рога гигантского оленя, бизона, древнего быка… Кости древней лошади, верблюда, антилопы, зебры… Части черепов пещерного медведя и пещерного льва…

Большинство этих замечательных окаменелостей было собрано в 30-х годах сотрудниками музея В. Н. Ореховым и О. К. Гроссом. И в одном, собственно, месте… Обрати внимание, на этикетках чаще всего встречаются слова — «Хорошевский остров».

Да, был такой на Волге между Хвалынском и Алексеевкой. К сожалению, в наше время он находится под поверхностью вод Саратовского водохранилища, возникшего после постройки ГЭС у Балакова. И сейчас его можно увидеть только на макете, хранящемся в музее, на фотографиях, и представить себе, как выглядел когда-то этот палеонтологический музей под открытым небом, по описаниям тех, кому посчастливилось его в свое время посетить. Вот несколько строчек, написанных в 1930 году М. В. Павловой, палеонтологом, супругой известного уже тебе академика А. П. Павлова. Не скрывая своего восхищения и нарушая этим академический стиль научного издания, она писала: «…мы причалили к острову, и я была поражена тем, что увидела. Поверхность острова была покрыта желтоватым песком, на котором были разбросаны черные кости различных животных: мамонта, лошадей, носорогов и других. Чем дальше мы шли, тем больше встречали костей…».

Это, как говорится, к слову… А я сейчас хочу обратить твое внимание на один очень скромно выглядящий экспонат, ради которого мы, собственно, и оказались в Хвалынске. Вот он, на одной из витрин… Несколько темно-коричневых выпуклых костей, связанных друг с другом по едва заметной извилистой линии… Читаем этикетку… «Крышка черепа человека неандерталоидного типа. Хорошевский остров»…Вот это и есть первое упоминание о людях, обитавших в наших краях.

Неандерталец… Его облик тебе, наверное, знаком, портреты-реконструкции этих древних людей встречаются в очень многих книгах по истории Земли. Низкий покатый лоб, сильно выступающие надбровные дуги, широкое лицо. Толстая шея, поданная вперед. Невысокая, но крепкая, коренастая фигура. Эти люди, по сравнению с их африканскими предками, уже умели не только заострять края у каменных голышей. Они изготавливали из прочных горных пород наконечники копий, рубила — подобия топоров, скребки, примитивные ножи. Они уже носили одежду, сделанную из шкур зверей. Умели пользоваться огнем и сохранять его при перекочевках. Охоту вели, применяя хитро организованные облавы и засады. Едва достигавшие ростом полутора метров, неандертальцы сообща одолевали таких гигантов, как мамонты, носороги, бизоны. Надо полагать, что от них старались держаться подальше даже пещерные львы и медведи.

Судя по тому, что черепная крышка была найдена на песке Хорошевского острова среди костей тех животных, которые обитали в наших краях после отступления Великого ледника, этот неандерталец жил на берегах Волги не раньше 100–120 тысяч лет и не позднее40 тысяч лет тому назад, так как к последнему сроку и мамонты, и шерстистые носороги, и быки еще существовали, а примитивные неандертальцы были вытеснены людьми более совершенной культуры — кроманьонцами.

Лежащий перед нами на музейной витрине «документ» — пока единственное упоминание о жизни людей на саратовской земле в течение без малого 350 тысяч лет. Мы пока, как я уже говорил, ничего не знаем о наших предках, которые пришли в наши края до Великого оледенения. У нас нет пока и никаких сведений о тех, что сменили в свое время неандертальцев. Четкие человеческие следы начинают появляться, когда до наших дней остается по геологическим меркам совсем мало, примерно 5–6 тысяч лет.

Эти люди уже умели шлифовать камень, сверлить в нем отверстия, заострять его грани. В их арсенале появились надежные каменные топоры и луки. Они умели плести рыболовные сети и делать из глины посуду, обжигая ее на огне. С помощью каменных тесел эти наши предки строили уже лодки-долбленки. Жили они тогда не в шалашах, а в прочных землянках, свою одежду сшивали из шкур и грубых тканей, пользуясь шилом и иглами. На своих поселениях они уже пытались держать прирученных животных и вот-вот должны были начать выращивать первую сельскохозяйственную культуру — просо, а также выплавлять и использовать первый металл — медь. В обиходе наших предков в конце каменного века широко использовались костяные вещи — гарпуны, иглы, проколки, украшения.

Начиная с этого времени, мы уже многое знаем о древних волжанах, об их занятиях, обычаях, облике, обрядах. И чтоб познакомиться с этим — необходимо специальное путешествие…

Ну, что, капитан?.. Миновав нагромождения льдов, разливы рек и последних морей, взглянув мельком на первые костры и поселки наших предков, мы закончили последний отрезок пути, оставив «за кормой» 300 миллионов лет древнейшей истории саратовской земли.

                                                                  СЧАСТЛИВОГО ПУТИ!

… Обязательно надо расставаться? —
Увы, это — неизбежно!..

Морис Метерлинк. Синяя птица

Путешествие окончено. Остается только отдать последние команды… Свистать всех наверх! Спустить паруса! Отдать якорь!..

Путешествие окончено… Наше! А твое может еще и продолжиться. Стоит только тебе пойти в ближайший овраг, на берег реки, в карьер, и ты окажешься на берегу морей, которые когда-то катили свои волны там, где ты сегодня живешь…

Теперь у тебя есть многое, чтоб в песках, глинах, известняках, щебне или гальке увидеть древние реки, горы, пустыни, ледники, а в окаменелостях черты тех существ, что жили на твоей земле до тебя… Азбука геологического языка, которую я старался изложить возможно проще и занимательнее… Лоции… Шифры маячных сигналов…

Может быть, рискнешь теперь и сам отправиться в плавание? Ну, что же…

Счастливого тебе пути!

Просмотров: 840

Оцените статью: 1 2 3 4 5

Комментарии к этой статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки