Село Дебёсы, Республика Удмуртия, Сибирский тракт

Автор: http://komanda-k.ru/Россия/село-дебёсы-сибирский-тракт

Дата: 2016-03-29

Дебёсы (удм. Дэбес) — село (с 1749) в России, административный центр Дебёсского района Удмуртской республики.
Село расположено на реке Чепце (приток Вятки), в 141 км к северо-востоку от Ижевска.

До ближайшей железнодорожной станции Кез — 32 км. 
Рядом с селом проходит трасса Р242, до постройки объездной дороги проходившая напрямую через село.
В селе расположен музей Сибирского тракта.

Впервые упоминаются в 1646 году в переписи Каринского стана как починок на речке Дебессе. В 1749 году в деревне Дебесской была заложена первая деревянная церковь (Николаевская), построенная в 1754 году. Населённый пункт получил статус села. В 1756 году церковь сгорела и вновь отстроена лишь в 1767 году. В 1796 году входит в состав Вятской губернии и становится волостным центром.
С начала XIX века через Дебёсы проходил Сибирский тракт, причём в Дебёсах соединялись две его ветви — северная, идущая из Санкт-Петербурга, и южная, идущая из Москвы (через Казань). Тракт оказал большое влияние на село: для его нужд были построены почтовая и земская станции, цейхгауз, конно-этапная тюрьма и военный лазарет.
В 1920 году входит в Вотскую АО, где 8 декабря 1921 года становится центром Дебёсского уезда и получает статус города. Однако уже 26 ноября 1923 года уезд упраздняется, Дебёсы вновь становятся селом и входят Глазовский уезд.

При проведении в 1929 году административно-территориальной реформы уездно-волостная структура заменяется районной, образуется Дебёсский район.
В 1846 году был построен каменный храм, освящённый во имя Святой Троицы. В 1939 году постановлением президиума ВС УАССР Троицкий храм был закрыт. В 2000-х годах начато восстановление Троицкой церкви неподалёку от прежнего места по прежнему архитектурному проекту.

Культура и социальная сфера
В селе находится уникальный музей истории Сибирского тракта, расположенный в бывшем здании казармы нижних чинов Дебёсского конно-этапного пункта. Вместе с сохранившимся участком Сибирского тракта длиной 1,2 км они занесены в список объектов культурного наследия регионального значения[4]. В этот же список занесены братская могила красноармейцев, погибших в боях с белогвардейцами и братская могила советских воинов, умерших от ран в госпитале в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.
В селе работают МОУ «Дебёсская СОШ», детский сад, МОУ «Детская школа искусств им. Г. М. Корепанова-Камского», МУК «Районный творческо-досуговый центр „Чупчигур“», МУК «Дебёсский районный центр развития культурного туризма „Байгурезь“», МУК «Дебёсский районный дом ремёсел», МУЗ «Дебёсская центральная районная больница», клуб.

ДЕБЁССКИЙ РАЙОН УДМУРТИИ
Дебёсский район находится в северо-восточной части нашей республики. На востоке граничит с Большесосновским районом Пермского края, на юге - с Шарканским, на западе - с Игринским, на севере - с Кезским районами Удмуртской Республики.
Состоит из 10 муниципальных образований: Верхнечеткерского, Большезетымского, Дебёсского, Заречномедлинского, Котегуртского, Нижнепыхтинского, Старокычевского, Сюрногуртского, Тольёнского и Тыловайского.Дата образования - 15 июля 1929 года.
На административном учёте состоят 57 селения (из них 2 в статусе села, 1 - рабочий посёлок, остальные - деревни).

Площадь района - 1033 кв. км. Меньше Дебёсского района по своей площади только Граховский (970,6 кв. км), Алнашский (896 кв. км), Киясовский (821,3 кв. км) и Камбарский (618,4 кв. км) районы.
Население - 14211 человек (по состоянию на 1 января 2007 года). Национальный состав: 79,2 процента - удмурты, 19,7 процента-русские, 1,1 процента-украинцы, белорусы, татары, азербайджанцы, армяне, чуваши и представители других национальностей.

 

Дебёсский район один из самых «удмуртских» районов Удмуртии. В списке таковых он на 3-м месте после Шарканского (83,6 процента) и Алнашского (81,7 процента) районов. Тем не менее, дебёсские удмурты считаются сильно обрусевшими. На процесс обрусения в значительной мере оказал влияние Сибирский тракт, по которому на протяжении всего XIX века в верховья Чепцы, то есть на территорию современного Дебёсского района, шло активное переселение русских крестьян как со стороны Казани и Вятки (запад), так и со стороны Перми (восток).
Районный центр - село Дебёсы (5784 жителя); находится в 142 км от столицы республики - города Ижевска и в 32 км от ближайшей железнодорожной станции - посёлка Кез. В селе Дебёсы соединяются две ветки старинного Сибирского тракта, идущих от обеих столиц - Москвы и Санкт-Петербурга. Далее из Дебёс на Урал и в Сибирь ведёт только одна дорога.

Дебесы  -  На стыке дорог
В начале XVII века «тёмные века» нашей стороны сменило «смутное время» России. Точно так же, как во времена ордынцев и феодальных междоусобиц, из центральной России в годы Смуты «от великого разорения и нестроения» бежали в глухие уголки Вятской земли русские крестьяне.
Приток пришлого населения на Вятку снова вынудил удмуртов потесниться. Им вновь пришлось возвращаться к своим «истокам». Но теперь заселение бассейна Чепцы осуществлялось в обратном направлении: с запада на восток - от низовьев Чепцы к её верховьям.

Поскольку государева казна после Смуты и последовавших за ней почти непрерывных войн с Польшей и Литвой была пуста, царь Алексей Михайлович, едва вступив на престол, попытался навести порядок в сборе налогов. С этой целью провели перепись податного населения. Тогда-то переписные книги Карийского стана 1646 года и зафиксировали впервые три самых восточных населённых пункта в верховьях реки Чепцы.
Два из них записали в статус рядовых починков: «на Дебессе речке» (современное село Дебёсы) и Варни (одноимённая деревня нашего времени). Современный же Нижний Шудзялуд получил хотя и неудобопроизносимое, но зато очень важное по своему содержанию название: «меж речками Сувоваркою да Еговаркою деревня над тою рекою вверх Чепцы Ондрюшки Нюнина».

Между починком и деревней дистанция очень большая. В первую очередь, дистанция временная. Починок - это селение, жители которого ещё не успели освоить весь комплекс сельскохозяйственных угодий (пашенные земли, пастбища, покосы, борти, рыбные, бобровые ловли и прочее). Отсюда следует: так как Нижний Шудзялуд (хотя и под другим названием) в переписных книгах 1646 года зафиксирован уже в статусе деревни, то именно он и является самым первым населённым пунктом нашего района, основанным в новое время.
Поскольку ничего случайного не бывает, то впоследствии как раз в судьбе Варней, Дебёс и Нижнего Шудзялуда наиболее ярко проявились три основные тенденции исторического развития Дебёсского района (если говорить об этнокультурных контактах между местным удмуртским и пришлым русским населением). Жители Нижнего Шудзялуда, к примеру, ревностно хранили удмуртскую старину. Они всегда старались жить особняком. Дебёсцы наоборот к концу XIX века почти полностью обрусели, отказавшись от своей «удмуртекости». Варнинцы же не бросались в крайности, предпочитая брать на «вооружение» плюсы обоих направлений.

А «виной» тому был Сибирский тракт. Это он «ввёл» дебёсских удмуртов в общий поток общероссийской истории, однажды поставив их перед жёстким выбором, какой дорогой идти дальше. В результате Нижний Шудзялуд в прямом и переносном смысле долгое время оставался в стороне от большой дороги. Дебёсы в свою очередь угодили на стык сразу двух дорог (в нашем селе соединялись две ветки тракта, из Москвы и Санкт-Петербурга, - далее в Сибирь вела уже только одна дорога). Варнинцам же выпало жить на северной, петербургской ветке «государевой дороги» в Сибирь.
Хотя маршрут Сибирского тракта через территорию северной Удмуртии окончательно утвердился только к концу XVIII века, становление его «удмуртского» участка началось на столетие раньше. Это было связано с тем, что Великий пушной путь в эпоху Ивана Грозного полностью изменил своё направление. Если прежде он шёл с юга от Прикаспия вдоль Волги на Каму (и Вятку) и далее на север в Биармию, то теперь - из Москвы через Биармию (Пермь Великую) в Сибирь.

село Дебёсы, Удмуртия                           

С 1598 года основным перевалочным пунктом этого пути на Среднем Урале стал небольшой городок Верхотурье. В 1653 году в нём учредили таможню. С этого момента всё движение в Сибирь и из Сибири стало возможным только через Верхотурскую таможню. Одновременно с таможней для того, чтобы в Сибирь всё-таки никто бы не въезжал в обход Верхотурья, на окольных путях учреждались так называемые караулы. Один из таких караулов был учреждён и в деревне Дебёсской.

 

«Дебёсский караул» располагался на восточном пограничном стыке Казанского и Хлыновского (Вятского) уездов, и поэтому дебёсцам вменялось в обязанность следить за всеми незаконными передвижениями казанцев и вятчан в сторону Урала и Сибири. Но власти как в воду глядели. В 1682 году казанские служилые люди «неведомо по какому указу» проложили дорогу через Арск, Малмыж и Дебёсский караул до пермских владений именитых людей Строгановых и далее до Соли Камской и Кунгура. Вятчане тоже проявили хватку. В том же году они также наладили дорогу на Дебёсы и далее в сторону Урала через удмуртские деревни Глазов, Балезино, Полом и Дебёсы.
 Четырнадцать лет верхочепецкие удмурты пытались достучаться до вышестоящего начальства: мол, за державу и государеву казну обидно, и поэтому «неуказную» дорогу следовало бы запретить. Но дьяк Новгородского приказа только в 1696 году поставил на их челобитной свою помету с указанием казанским и вятским служилым людям «дорогу ту через Дебёсский караул велеть оставить» (в смысле не пользоваться ею). Правда, тут же была сделана прямо противоположная оговорка: в случае великой-де и срочной государственной надобности пользоваться ею всё-таки можно.

 

Поскольку в те времена, как, впрочем, и в наши, у любого чиновника - будь он дьяк Новгородского приказа или простой служилый человек - дела всегда «срочной государственной надобности», дорога через Дебёсский караул обрела жизнь. А уже в начале 1720-х годов Василий Никитич Татищев, лично проехав из Казани на Урал через нашу сторону, предложил Петру I официально утвердить маршрут «государевой дороги» в Сибирь от Москвы на Казань, Кунгур и Тюмень через земли верхочепецких удмуртов как наиболее удобный и короткий.

Проект Татищева был воплощён в жизнь только при Елизавете Петровне. В 1753 году она упразднила Верхотурскую таможню. С этого времени по иронии судьбы всё движение из Москвы в Сибирь и из Сибири стало осуществляться через бывший верхотурский филиал - «Дебёсский караул».
Екатерина II пошла дальше. В 1783 году она утвердила Сенатский указ об учреждении новой дороги, которая должна была соединить северную столицу с Сибирью напрямую, а не через Москву. Правда, обустраивали её целых 14 лет. Только в 1797 году дорога из Петербурга через Вологду и Вятку соединилась с Большим Сибирским трактом в Дебёсах.

 

 

 Удмуртия, Государева дорога, Сибирский тракт

Благодаря соединению в Дебёсах двух главных дорог России рубеж ХУШ-Х1Х веков стал для дебёсских удмуртов началом кардинальной ломки их жизни.
Прежде все «государевы дороги» обходили земли удмуртов стороной в силу двух причин. Во-первых, в XVII веке на удмуртов, как и на всю Вятскую землю, возлагалась обязанность снабжать русское население осваиваемой Сибири хлебом. В XVIII веке, когда русские сами освоили под пашни целинные земли в Южном Зауралье (то есть территорию современной Курганской области), перед Вятской землей, и удмуртами в том числе, поставили новую, но не менее важную задачу - кормить хлебом российский флот.

 

Такое положение дел вынуждало власти делать удмуртам некоторые послабления. К примеру, удмуртам довольно долгое время позволялось быть двоеверцами (то есть формально числиться православными, но наделе быть язычниками), варить кумышку (удмуртский самогон, использовавшийся при проведении языческих молениях) и прочее. Но самое главное заключалось в том, что на земли удмуртов фактически было запрещено переселяться русским крестьянам.

Ситуация изменилась в 70-80-е годы XVIII века. Тогда победами русского оружия были завоёваны правобережная Украина, Северное Причерноморье и Крым. Плодородные земли вновь присоединённых территорий позволили отказаться от услуг удмуртов и русского населения Вятской земли в целевых поставках хлеба российскому флоту. Соответственно пришёл конец и «привилегиям» удмуртов.

В 1790-е годы русским крестьянам из густонаселённых уездов Вятской губернии разрешили переселяться на удмуртские земли. Первых русских крестьян в селениях дебёсских удмуртов зафиксировала уже 5-я ревизская сказка 1795 года в количестве 51 ревизской (мужской) души. 45 из них были черносошными, 6 - из разряда экономических. 20 «душ» сами основали деревню Лобаны (это была первая чисто русская деревня района). Остальные 25 «душ» черносошных крестьян подселились в Дебёсы, Большой Зетым, Дикшур, Варни и в починок Лемский (Удмуртский Лем). Экономические же крестьяне осели в Тольёне.
Переселение русских крестьян на удмуртские земли шло по Сибирскому тракту. При этом русские на первых порах подселялись в удмуртские селения, стоявшие на самом тракте или в непосредственной близости от него. Особенностью Дебёсского района стало то, что русские переселялись сюда сразу с трёх направлений: с запада - по Большому Сибирскому тракту со стороны Казани, а также по северной ветке Сибирского тракта со стороны Вятки, а с востока - со стороны современного Пермского края.

Принимая русских крестьян в свои общины, удмурты, таким образом, своими же руками разрушали собственный патриархальный мир. В первую очередь это выражалось в несоответствии, а иногда и в несовместимости агрикультур русских и удмуртов. Так в крестьянской общине, которая сильна только своим единством, начинаются склоки, ссоры, недомолвки, обиды. Мир в ней стал сохраняться лишь благодаря хрупкому равновесию.
Кроме того, смешанная удмуртско-русская крестьянская община подрывала хозяйственную основу языческого культа. Сельскохозяйственный календарь русских крестьян не только не вписывался в наезженную колею аборигенов-удмуртов, но и выталкивал их из неё. Тем более, что у удмуртов теперь впервые появилась реально зримая возможность сравнивать свои и чужие агрономические технологии и, следовательно, возможность выбирать лучшее. Выбирать новое, отказываясь от старого.

В результате традиционный мир удмуртской общины, освящённый языческой стариной, уже в 1820-е годы затрещал по швам. В 1830-е годы этой ломке способствовала ещё одна важная причина. Она отразилась в усиленном насаждении в повседневную жизнь всей страны принципов идеологии «официальной народности», выражавшейся в формуле «самодержавие, православие, народ». Так называемых инородцев Российской империи эта политика затронула чрезвычайно больно. Был вновь учреждён упразднённый после пугачёвских событий институт миссионерства для новокрещенных народов Поволжья и Прикамья. Практика языческих культов начала пресекаться жёстко. Удмуртов насильно стали отлучать от их языческих богов.
Коренные изменения в повседневной жизни и в быту не замедлили сказаться на мироощущении удмуртов. Если Путешественники и учёные, знакомившиеся с их жизнью и бытом в XVIII веке, говорили об удмуртах как о народе тихом, незлобивом и очень трудолюбивом, то свидетельства современников в XIX веке стали акцентировать внимание на совершенно противоположные черты удмуртского национального характера. Удмурты в их глазах примерно со второй трети XIX века вдруг становятся народом скрытным, ленивым, любящим предаться пьяному веселью, которое заканчивалось внезапными и совершенно необъяснимыми на первый взгляд вспышками злобы и ненависти к пришлому 

Вполне естественно, что удмурты пытались противостоять ломке их патриархального мира. Они в массовом порядке стали переселяться из притрактовых селений на ранее неосвоенные земли. Именно так в Дебёсском районе на рубеже ХУШ-ХТХ веков и в первой трети XIX века появляется около двух десятков новых удмуртских деревень (среди них, к примеру, Тыловай -впоследствии село, центр Тыловайской волости). Именно поэтому в сознании дебёсских удмуртов Сибирский тракт стал восприниматься как «рубец, оставшийся после удара кнута».
Но, тем не менее, с тракта переселялись не все. Эта часть удмуртов вскоре не только обрусела, но даже попыталась стать более русскими, чем сами русские. Вятские губернские газеты, к примеру, уже в конце XIX века отмечали: удмурты села Дебёсы почти ничем не отличаются от русских. При этом особо подчёркивалось, что многие из дебёсских удмуртов живут чище и богаче своих русских односельчан. Кроме того, они с большой охотой отдают своих детей как в земские, так и в церковно­приходскую школу села Дебёс, исправно посещают церковь и ходят на богомолье в Верхотурье поклониться к мощам преподобного Симеона Верхотурского.

Жизнь на Сибирском тракте помимо первоначальных неудобств имела и преимущества, которые способствовали более быстрому социально-экономическому и культурному развитию дебёсского населения. Уже во второй половине XVIII века в Дебёсах действовал торжок, привлекавший население ближайшей округи. А через столетие Дебёсы - это уже крупный центр базарной и ярмарочной торговли (помимо еженедельных базаров в селе ежегодно проводились 5 крупных ежегодных ярмарок).
Тракт с середины XIX века дал возможность активно заняться местными и отхожими промыслами. Промыслы обеспечивали спрос как местного населения, так и разных чинов проезжающего через Дебёсы люда: извоз, кузнечное, портняжее, пекарное дело.

Тракт расширял кругозор удмуртов, живших в придорожных селениях. Они видели, как по «кандальному тракту» проходили нескончаемые партии арестантов, проезжали декабристы, петрашевцы, революционеры-народники. Они могли общаться с проезжим людом разных чинов, сословий и национальностей, среди которого нередко можно было встретить и тех, кто оставил значительный след в истории и культуре России. Они и сами, бывало, выходили в путь: на заработки в ближние и дальние уезды и губернии, на золотые прииски Урала и Сибири, а то и просто по святым местам, каких немало на Руси.
К началу XX века благодаря жизни на большой дороге у дебёсских удмуртов выработался особый дух, правда, во многом отдававший авантюризмом. Наиболее ярко и выпукло этот дух (явно «бесовский») проявился в судьбе нашего земляка, уроженца села Дебёсы Михаила Алексеевича Поздеева. Уже в детстве и юности вместе с родственниками объехав пол-России (Урал, Сибирь, Дальний Восток), он в первые годы советской власти умудрился объявить себя Михаилом Романовым - братом последнего российского императора Николая П.

Но и это ещё не всё. Как совсем недавно выяснили екатеринбургские историки, он оказался самым первым самозванцем в советской России!
Даже когда его арестовали и изобличили, Михаил Поздеев не унял свой авантюрный характер. Отсидев на Соловках вместе г. репрессированными отцами Русской Православной Церкви, на воле он объявил себя ни кем иным, как патриархом Истинно Православной Церкви Серафимом Соловецким...
Авантюрный дух, правда, на новом уровне, основанном на сплаве удмуртской и русской культур, нет-нет да проявляется у дебёсцев и поныне. Удивительно, но именно обрусевшие дебёсские удмурты первыми в Удмуртской республике активно взялись за воплощение в жизнь идей удмуртского национального возрождения.

Так в начале 1990-х годов в Дебёсском районе был создан первый в республике музей истории Сибирского тракта. Затем были первые в Удмуртии: оригинальная удмуртская газета «Байгурезь» (взамен дубляжного варианта на удмуртском языке районной газеты «Новый путь»); Центр декоративно-прикладных искусств и ремёсел; районная школа-интернат искусств для одарённых детей из сельской местности; молодёжная удмуртская организация «Тылси» («Лучик»), которая по количеству своих членов несколько лет намного превышала подобную организацию республиканского уровня «Шунды» («Солнце»). Более того. Даже первые президенты Всеудмуртской ассоциации «Удмурт Кенеш», возглавившей удмуртское национальное движение были из Дебёс. В этом-то, видимо, и заключается наша дебёсская особинка: оказавшись на перепутье, выбирать нехоженую дорогу, быть её первыми путниками. Потому дебёсцам многое дано, но с них многое и спрашивается...

Гора Байгурезь, река Чепца 
В народе её называют горой. Но на самом деле это всего лишь холмистое образование. Холмами считаются возвышенности до 300 м над уровнем моря. Байгурезь же не превышает 220-ти (но более 50 м над уровнем реки Чепцы). Тем не менее, нас всё равно восхищает величина крутого яра, который издалека открывается нашему взору и притягивает, как магнит.
Десятки и сотни тысяч лет назад уровень земной поверхности был на десятки метров выше, чем сегодня. Воды древней Чепцы постепенно разрушали горные породы, из которых были сложены берега и дно реки. При этом одни породы на протяжении тысячелетий Чепца легко растворяла, другие размывала, превращала в песок, гравий и гальку, третьи оставались ей нетронутыми. Получалось, что река вгрызалась в землю, всё более и более обнажая её недра по правому берегу.
Почему именно по правому? Поскольку Чепца равнинная река, то она, как и все ёё равнинные «сёстры», имеет удивительное свойство меандрировать. То есть временами перемещать своё русло. «Путешествуя» таким образом, реки северного полушария под воздействием сил инерции, возникающих при вращении земли вокруг своей оси, подмывают правый берег. В южном же полушарии всё происходит наоборот.
Сегодня Байгурезь - это достаточно высокий холм с крутыми склонами, один из которых представляет собой обнажение осадочных горных пород. Они имеют разныё цвета и слагают отдельные слои. Среди них можно встретить известняк, доломит, мергель, глауконитовую глину, песчаник.
Зная характер залегания отдельных слоёв горных пород и их видовой состав, учёные определяют климатические и геологические условия их формирования. Например, среди осадочных отложений Байгурези есть такие, которые могли быть образованы только в морских условиях тропического климата. Следовательно, этот факт подтверждает мнение учёных о существовании более двухсот миллионов лет назад на территории Удмуртии и, соответственно, нашего района древнейшего Уральского моря.

Галанча
Это холмистое образование вплотную подступает к Дебёсам и является господствующей высотой в окрестностях села. Галанча представляет собой куэстовидный уступ коренного склона реки долины Чепцы (берег пра-Чепцы). Своим видом она напоминает некоторые горные цепи Южной Америки - куэсты. В России подобная живописная форма рельефа помимо Удмуртии также встречается на Северном Кавказе, а на Украине - в Крыму. Поэтому, бывает, географы Удмуртии, насквозь пропитанные «местным патриотизмом», называют наш район «удмуртским Крымом».
Образовались холмы подобные Галанче десятки тысяч лет назад в межледниковую эпоху, когда шло активное подмывание южных и юго-западных склонов холмов, а противоположные склоны, охваченные вечной мерзлотой, были обделены теплом. Поэтому склоны солнечной стороны очень круты, а противоположные - пологи.

Дебёсская Галанча и новгородские ушкуйники
В 1929 году в Дебёсах участниками диалектологической жспедиции Академии Наук СССР под руководством В. Д. Бубриха была записана легенда о том, как новгородцы гору Галанчу приступом брали.
Якобы однажды новгородские ушкуйники каким-то образом добрались до дебёсских верховьев Чепцы. Но дебёсцы не оплошали. Они поднялись на гору Галанчу, которая и ныне возвышается над селом Дебёсы, и начали отчаянно обороняться.
Когда ушкуйники предприняли попытку подняться на самую её макушку, дебёсцы стали сбрасывать на них сверху огромные брёвна, приготовленные здесь для подобных целей заранее. Брёвна, скатываясь по склону холма, подминали под себя новгородцев. Не выдержали ушкуйники такого отпора, отступили и убрались восвояси. 

 

Если верить «Повести о стране Вятской» (она создана на рубеже XVII - XVIII в.в. в виде летописного свода, в котором отражены важнейшие события Вятской земли, начиная с 1170-х годов), то поход новгородских ушкуйников по Чепце действительно был. Правда, кировские историки считают, что это событие относится к более позднему времени. Даже называют конкретную дату -1374 год.
Но, тем не менее, трудно согласиться с тем, что дебёсское предание о новгородских ушкуйниках относится к столь давним временам. Скорее всего, в нём сохранились смутные воспоминания о сложных и не всегда приятных взаимоотношениях дебёсских удмуртов с «государевыми людьми» из Новгородского приказа. Ведь в XVII веке именно Новгородский приказ ведал всеми делами чепецких удмуртов.
И именно через Новгородский приказ до чепецких удмуртов доводились указания о неоднократных повышениях податного сбора и расширении круга натуральных повинностей.

 

 гора Байгурезь, река Чепца

Река Чепца
Чепца - удивительная река. Она берёт своё начало в Пермском крае, примерно в 20 км от его границы с Удмуртией. В пределах нашего района Чепца «набирает» до 60 км.
 

 

По происхождению и нраву она уникальна. Если большинство российских рек текут с севера на юг или наоборот то Чепца упрямо несёт свои воды с востока на запад. Местами она замедляет своё течение у небольших порогов (перекаты вблизи Дебёс), а затем вновь устремляется дальше, словно нагоняя упущенное.
 Древние финно-угры верили, что Чепца впадает в студёное Северное море. Так оно и было, но только гораздо раньше. Как считают учёные, в далёком прошлом все реки Удмуртии текли в направлении Северного Ледовитого океана. Тогда пра-Чепца была верховой частью крупнейшей в те времена древней Северной Двины, впадавшей в полярный морской бассейн. Притоками этой великой реки, по своей длине не уступавшей Волге, были древние Вятка и Кама.
Но даже и после этого Чепца продолжала быть достаточно широкой и глубокой рекой. Ещё в XVII-XVIII веках по ней до Дебёс могли ходить суда. В ней в изобилии водилась «царская» рыба - осётр и белуга. Лишь в последние десятилетия вырубка лесов и осушение болот привели к сильному обмелению Чепцы и её притоков. Вопреки всему этому она и сегодня не перестаёт восхищать и удивлять своей красотой.

Дебесы по-настоящему крохотные. Чтобы осмотреть все достопримечательности вам вряд ли понадобится больше получаса (кроме Музея и Байгурезь – на них закладывайте как минимум по часу, там действительно интересно и красиво). Всё остальное рядом, в районе «центральной площади». Заблудиться при всём желании не получится, если что спрашивайте местных жителей. Это вам не Ижевск или Москва, тут все точно знают, как куда пройти.

Что есть поблизости:
Варнинский могильник - один из древнейших и наиболее ценных памятников финно-угорской культуры. Ехать туда лучше летом, чтобы посмотреть, как ведутся раскопки. Всё остальное время это обычное поле с ровными рядами археологических ям. Именно на территории этого поселения обнаружили символ «Шунды-Мумы», который сейчас вручают лучшим молодым предпринимателям Удмуртии. Хотя, как говорят эксперты, символ вовсе не удмуртский, а тюрский.
Конно-спортивная база в деревне Наговицино. Можно устроить себе поход на несколько дней или просто покататься на природе пару часов.
В деревне Большая Чепца расположен Сретенский храм - деревянная церквушка, стоящая аж с конца XIX века.
В Ниж-Пыхте можно выбраться к одинокой сосне на место языческих молений или заглянуть в дом купца Вахрина. Стены и потолки в нем почти метровой толщины!
Старообрядческая деревня Смольники. Интересна обычаями людей, ее населяющих, и однорядной улицей, фасады которой обращены на юг и весь день освещены лучами солнца.

Дополнительные предложения для туристов:
Национальная кухня;
Комфортные гостевые дома;
Театрализованные представления, перформансы;
Баня;
Купание в чепце;
Рыбалка;
Сбор лекарственных трав;
Обучение удмуртским песням.

 

 

 

 
Перейти на Другие города Удмуртии: 
Или перейти на главную:  Туризм и отдых в Удмуртии

 

Просмотров: 1287

Оцените статью: 1 2 3 4 5

Комментарии к этой статье:

Добавить Ваш комментарий:

Введите сумму чисел с картинки